Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

ВОВ, Воронежская, Борисоглебск, область

Труды А.Чаянова на фоне современных реалий в аграрном секторе

Сегодня актуальны многие идеи А.В.Чаянова, связанные с обоснованием преимуществ мелкого аграрного бизнеса и трудового фермерского хозяйства над крупными государственными и частными сельскими предприятиями. Сегодня труды Чаянова в России незаслуженно забыты, тогда как в европейских странах, таких как Австрия, Швейцария и Франция, его теории нашли применение. И если в России сельхозпроизводства, можно сказать, “отданы на откуп” крупным предприятиям, то за рубежом значительную часть продуктов к столу поставляют как раз мелкие фермерские хозяйства.

Свою научную деятельность Чаянов начал вести ещё в дореволюционный период, в связи с быстрым ростом крес­тьянских кооперативов возникла организационно-производственная школа, лидером которой и стал Александр Васильевич Чаянов (1888-1937).

Его основные труды:


  • "Организа­ция крестьянского хозяйства" (1925)

  • "Краткий курс кооперации" (1925).

Главным предметом исследований Чаянова стало семейно-трудовое крестьянское хозяйство, нацеленное на удовлетворение по­требностей членов семьи. Чаянов интересовался натурально-потребительскими чертами этого хозяйства и в меньшей степени его то­варно-рыночными чертами. Он считал, что такое исследование важ­но при изучении аграрного строя не только России, но и Китая, Индии и других стран со слабым развитием рыночных отношений.

Основными понятиями выступают здесь организационный план и трудопотребительский баланс крестьянского хозяйства.

Организационный план, или субъективное отображение кресть­янином системы целей и средств хозяйственной деятельности, вклю­чал выбор направление хозяйства, сочетание его отраслей, увязку трудовых ресурсов и объемов работ, разделение потребляемой и продаваемой на рынке продукции, баланс доходов и расходов.

Концепция трудопотребительского баланса исходила из того, что крестьянин стремится не к максимуму чистой прибыли, а к росту общего дохода, равновесию производственных и природных факторов, равномер­ному распределению труда и дохода в течение всего года. Иными словами, по мнению Чаянова, русский крестьянин старался работать сбалансированно, без надрывов и погонь “за чистой прибылью”.

Интересно, что распространенной в советской экономической литературе того времени схеме "кулак — середняк — бедняк" Чаянов противопоставлял собственную классификацию, включающую шесть типов хозяйств:
1) капиталис­тические,
2) полутрудовые,
3) зажиточные семейно-трудовые,
4) бед­няцкие семейно-трудовые,
5) полупролетарские,
6) пролетарские.

Чаянов выдвинул план разрешения социальных противоречий в деревне через кооперативную коллективизацию различных типов хозяйств (со 2-го по 5-й) и кооперативный кредит. Такая форма решения противоречий позволила бы избежать “раскулачиваний” и “перегибов” во время коллективизации.

Путь к кардинальному повышению эффективности аграрного сектора Чаянов видел не в принудительной коллективизации, а в массовом распространении кооперации, её антикапиталистическом и антибюрократическом содержании. Он выступал против огосударствления кооперативов. Выгодность ко­операции, по мнению Чаянова, заключается в относительно низких ценах на продукцию и в дополнительном доходе её членов.

Летом 1917 г. учёный выдвинул план реконструкции аграрного сектора: передача земли в собственность трудового крестьянства, введение трудовой собственности на землю без права купли-про­дажи участков, передача государству помещичьих хозяйств и име­ний, введение единого сельхозналога для частичного изъятия диффе­ренциальной ренты.

Чаянов выступал против уравнительного наде­ления крестьян землёй. Он исходил из двойственного критерия аг­рарного переустройства: повышения производительности труда и демократизации распределения национального дохода.

В годы организации совхозов (1928-1930) Чаянов предложил оце­нивать их деятельность по степени выполнения государственного плана с точки зрения учета интересов региона и по уровню прибыль­ности самого предприятия.

Уже с 1919 г. Чаянов весьма активно работает в Народном комиссариате земледелия, готовит план восстановления сельского хозяйства, возглавляет научный семинарий по сельскохозяйственной экономии и политике. В 1922 г. на базе семинария организуется крупный научно-исследовательский институт, руководство которым поручается А. В. Чаянову.

Постепенно чаяновская теория крестьянской кооперации вошла в противоречие с практикой коллективизации села большевиков. Роковую роль для А.В.Чаянова сыграла дискуссия 1927 г. о дифференциации крестьянства. А.В.Чаянова, Н.Д.Кондратьева и их соратников обвинили в защите индивидуального хозяйства и класса кулаков.

В 1928 г. последовали “оргвыводы”: Чаянову пришлось покинуть пост директора института, который вскоре был преобразован в НИИ крупного социалистического хозяйства. Вероотступников принудили к публичному покаянию. Начинается цепь судебных процессов. Наступающая коллективизация окончательно похоронила чаяновские планы кооперирования крестьянства. В 1929 г. состоялась знаменитая конференция аграрников-марксистов, где И.В.Сталин подверг резкой критике взгляды А.В.Чаянова, политические ориентации которого действительно были близки Н.И.Бухарину.

После дискуссии о дифференциации крестьянства (1927) и в связи с начавшейся политикой свертывания нэпа на Чаянова обрушиваются первые несправедливые гонения. Он обвиняется в стремлении увековечить неэффективное мелкое крестьянское хозяйство, позднее его назовут “неонародником” и идеологом кулачества.

21 июня 1930 Чаянов был арестован, 26 января 1932 Коллегией ОГПУ осуждён по сфабрикованному делу "Трудовой крестьянской партии" к 5 годам заключения в лагерь; 3 октября 1937 Военной коллегией Верховного суда СССР приговорён к расстрелу. Реабилитирован в 1987.

Идеи

Согласно крестьянско-трудовой теории Александра Чаянова, русский человек начинает больше работать лишь в том случае, когда у него в семье прибавляются новые рты. Что дает ошеломительный эффект для развития всей экономики. А в наших условиях — еще и для будущей пенсионной системы.

Оценивая сегодня работы А.В.Чаянова и прежде всего дореволюционного периода, экономисты выделяют два бесспорных теоретических завоевания: идею организационного плана и концепцию трудопотребительского баланса. “Они составили в сущности ядро теории некапиталистического предприятия, планирующего свою работу в целях удовлетворения материальных и духовных потребностей своих членов”.

Чисто эмпирическим путем, а именно через изучение бюджетов крестьянских хозяйств, А.В.Чаянов пришел к выводу о том, что конституирующим ядром семейного хозяйства крестьянина выступает организационный план. “Организационный план раскрывал внутреннюю структуру хозяйства, взаимосвязи различных отраслей хозяйства, сочетание сельского хозяйства и промыслов. Денежный бюджет хозяйства, оборот денежных средств и продуктов. Распределение трудовых затрат крестьянской семьи во времени и по различным отраслям и видам деятельности. Он отражал изменения, которые происходили в крестьянском хозяйстве под воздействием местного рынка, общей экономической конъюнктуры”. План включал следующие пункты: баланс труда (земледелие-промыслы), баланс средств производства (скот-инвентарь), денежный бюджет (доходы-расходы).

Он выступал против огосударствления кооперативов. Выгодность кооперации, по мнению Чаянова, заключается в относительно низких ценах на продукцию и в дополнительном доходе её членов. В годы организации совхозов (1928–1930) Чаянов предложил оценивать их деятельность по степени выполнения государственного плана с точки зрения учета интересов региона и по уровню прибыльности самого предприятия. Однако проблема индивидуальной мотивации труда, занимавшая ранее одно из центральных мест в работах учёного, в 1928–1930 гг. не исследовалась. А.В. Чаянов доказал преимущества кооперирования отдельных видов деятельности крестьянских хозяйств, т.е. вертикальной концентрации перед артелями (колхозами), коммунами т.е. горизонтальной концентрацией, где обобществлялась вся собственность и, в том числе, крестьянский труд.

Крупное достижение Чаянова – теория дифференциальных оптимумов сельскохозяйственных предприятий. Оптимум имеется там, где «при прочих равных условиях себестоимость получаемых продуктов будет наименьшая». Оптимум зависит от природно-климатических, географических условий, биологических процессов. Все элементы себестоимости в земледелии Чаянов разделил на три группы:


  1. уменьшающиеся при укрупнении хозяйств (административные расходы, издержки по использованию машин, построек);

  2. увеличивающиеся при укрупнении хозяйств (транспортные издержки, потери от ухудшения контроля за качеством труда);

  3. не зависящие от размеров хозяйств (стоимость семян, удобрений, погрузочно-разгрузочные работы). Оптимум сводится к нахождению точки, в которой сумма всех издержек на единицу продукции будет минимальной.

Ни одна классическая теория политэкономии не может объяснить странного парадокса: почему при небывалом росте спроса на ту или иную продукцию, фермерское и крестьянское хозяйство, достигнув некой критической черты, не откликается на него адекватным расширением предложения. Все теории, объясняющие развитие капиталистической экономики, созданные 100 или 10 лет назад, указывают на неизменный закон рыночного общества: как только растет спрос, вслед за ним немедленно растет предложение, и наоборот, когда падает спрос, снижается и предложение. Так действуют нефтяные компании, торговые фирмы, брокерские конторы, маркетинговые сети, финансовые холдинги, магазины, склады, фабрики и даже книжные киоски. Не подчиняется универсальному требованию только крестьяне и фермеры.

Зарубежные ученые долго ломали голову над странной ситуацией, пока в одной из библиотек не обнаружили книгу русского мыслителя А.В.Чаянова, умершего много десятилетий назад, изучавшего далекую Россию, никак не похожую на Америку или Западную Европу, и писавшего о крестьянском хозяйстве, которого никогда не было и уж тем более не осталось ныне ни в одной из развитых промышленных держав. Писал о далеком, а оказалось, что говорил он о самом близком и актуальном.

Было очевидно, что на селе действует какая-то другая, чем на капиталистическом предприятии мотивация труда и формы экономического поведения. Возможно, что здесь вообще не применимы никакие дотоле известные законы политэкономии.

Как удалось выяснить Чаянову, мотивация труда в крестьянском хозяйстве – это не мотивация предпринимателя, получающего «в результате вложения своего капитала разницу между валовым доходом и издержками производства, а скорее мотивация рабочего, работающего на своеобразной сдельщине, позволяющей ему самому определять время и напряжение своей работы. Традиционная форма деятельности крестьянина – результат его длительной адаптации к условиям натурального хозяйства, нерыночной экономики, которая возникла еще при феодализме, но сохранилась и при капитализме. Исторически она намного старше капитализма, имеет за своими плечами развитую технологию выживания в неблагоприятных условиях. Она позволяет гибко реагировать на ухудшение экономической конъюнктуры за счет снижения своих потребностей до минимума. Так всегда поступают социальные низы, перед которыми закрыты легитимные каналы обогащения и вертикальной мобильности.

Согласно теории Чаянова, внутри крестьянского хозяйства не существует товарно-денежных и меркантильных отношений. Они возможны только между различными крестьянскими семьями, не состоящими в родстве. Как только меркантильные интересы и отношения проникают вовнутрь хозяйства, и труд становится товаром, докапиталистический способ разрушается и ему на смену приходит капиталистический. Для некапиталистических хозяйств характерна и некапиталистическая мотивация труда: трудиться в полную силу лишь при внешнем принуждении, например, когда тебя заставляет неурожай, поборы помещика или государства, возросшие потребности семьи.

Совокупность этих положений легла в основание трудовой теории хозяйства. Разрабатывая ее, А.В.Чаянов создал классификацию, со­стоящую из шести типов крестьянских хозяйств: капитали­стические, полутрудовые, зажиточные семейно-трудовые, бедняцкие семейно-трудовые, полупролетарские, проле­тарские. Разработанный им план интеграции крестьянских хозяйств в социалистическую экономику предполагал кооперативную коллективизацию второго, третьего, четвертого и пятого типов хозяйств с по­следующим экономическим вытеснением кулака и посте­пенным вовлечением деревенского пролетариата в семейно-трудовое хозяйствование через систему кооперативного кредита.

Используя специальные математические процедуры, А.В.Чаянов разработал и обосновал модель трудо-потребительского баланса крестьянского хозяйства: “всякое трудовое хозяйство имеет естественный предел своей продукции, который определяется соразмерностью напряжения годового труда со степенью удовлетворения потребностей хозяйствующей семьи”..

Следует отметить, что Чаянов не собирался ограничиваться русским крестьянством, которое обходилось без наемного труда, но распространял свои идеи на Индию, Китай, а также на большинство европейских и неевропейских стран. Речь идет о Бразилии, Мексике, Турции, Нигерии, Индии и Индонезии. Его теорией зарубежные ученые сегодня пользуются в теоретических, эмпирических и практических целях, поскольку она наилучшим образом – среди существующих в мире моделей – описывает развитие третьего мира. За рубежом о Чаянове выходит очень много статей и монографий.

Академик АН СССР и ВАСХНИЛ А.Никонов так оценил вклад А.В.Чаянова в науку: “Поразительно много совершил этот человек за короткий – всего 21 год – период активной деятельности. Он опубликовал свыше восьмидесяти научных трудов, в которых развил теорию кооперативного движения и первым сформулировал учение о трудовом крестьянском хозяйстве... Именно Россия – в первую очередь благодаря Чаянову – вышла на передовые позиции в мире по осмыслению организации крестьянских хозяйств, принципам их кооперации. Книги Чаянова, как он сам указывал в анкете, заполненной за месяц до ареста, выходили на русском, украинском, немецком, японском, английском и французском языках”.

И сегодня многие идеи А. В. Чаянова не утратили своей актуальности, а именно: поддержка трудовых крестьянских хозяйств, включая кооперативы — колхозы, и развитие кооперативных форм сельскохозяйственных товаропроизводителей, обеспечивающих предоставление им всего комплекса услуг, в том числе переработку и сбыт их продукции.

ВОВ, Воронежская, Борисоглебск, область

Передел мира: Эпизод второй - новые игроки

«Перезагрузка» финансовой системы, которую пообещал Трамп, приведет к монетарному коллапсу во всем мире. Роль Соединенных Штатов Америки на международной арене займут новые политические фигуры

«Золотое время»

В предыдущей части нашей статьи мы рассказывали о возможном сценарии краха финансовой системы во всем мире, которая ожидает нас уже в скором будущем – 2017 году. И начнет эти необратимые изменения Вашингтон, во главе которого будет находиться тогда уже официальный лидер страны – Дональд Трамп.

Перезагрузку финансовой матрицы ознаменует крах Федеральной резервной системы. Доллары США, на коих сегодня держится вся экономика, рухнет. Система перейдет на так называемый «золотой стандарт», когда национальные деньги будут подкрепляться не долларами ФРС, а золотым запасом страны.

Столь масштабные изменения в укладе жизни всей планеты неминуемо приведут к смене игроков на международной арене. По сути, все последние годы золото скупали лишь несколько держав: Россия, Китай и страны БРИКС. После обрушения ФРС контрольный пакет МВФ автоматически перейдет к РФ и ее союзникам.

О возможных сценариях финансовой гибели пишут и блогеры.

«Страны G7, Россия, Китай и государства-члены БРИКС, а также участники ЕАС введут в оборот национальные валюты, обеспеченные золотом», - уверена Маргарита Ргеина.

Своевременное решение

Отметим, что Банк России – один из немногих в мире продолжает наращивать количество золота в своих резервах. В минувшем году было закуплено 206,4 тонн. Специалисты сразу же окрестили такие объемы рекордными для страны. По данным «Российской газеты», к маю в запасниках сосредоточилось 1414,6 тонн драгоценного металла. Другое издание – «Аргументы недели» - приводит на днях более свежие данные.

«К зиме золотой запас нашей страны достиг 1,583 тысячи тонн».

Растет и добыча ценного металла. В минувшем году эксперты прогнозировали лишь плюс один процент, хотя отрасль в итоге прибавила плюс два.

«Покупать золото в резервы сейчас действительно имеет смысл, - считает глава Союза золотопромышленников России Сергей Кашуба. - Это выгодно как с точки зрения диверсификации резервов, так и со стороны поддержки отечественной отрасли».

Китай к середине текущего года отметился приростом в 708 тонн. А лидеры по запасу золота, например, Германия, наоборот, избавляются от своих золотых резервов. В этом году страна продала около трех тонн.

Ранее мы уже писали, что лидер по объему золота в запасниках – США. Его резервы в Форд-Ноксе насчитывают 8500 тонн. Однако все эти тонны принадлежат частным лицам и другим государствам. Стоит отметить, что, говоря о собственниках, мы подразумевали именитый клан Ротшильдов. Их доля – 90% всего золота Форд-Нокса. Иными словами, американское золотое достояние лишь мыльный пузырь.

А что же Россия?

Крах финансовой системы на России вряд ли отразится, учитывая сегодняшние масштабы ее подготовки. Один из вариантов – поправка в Конституцию. Закон будет касаться упразднения Центробанка. Взамен будет создана новая структура – Государственный банк. Именно на него будут переложены функции ЦБ.

Другой сценарий – национализация Центробанка. Однако этот путь также не исключает появления ГБ. Новая структура будет обладать исключительным правом эмиссии российских рублей, подкрепленных золотым резервом. Иными словами, валюта РФ станет некоторым аналогом Казначейских билетов Советского союза. А они, напомним, были обеспечены всем достоянием страны.

Тем не менее, не стоит думать, что выход РФ на лидирующие позиции пройдет гладко и безболезненно. Клан противник Ротшильдов – Рокфеллеры, которые стояли за спиной проигравшего кандидата в президенты США Хилари Клинтон, отступать не собираются. Напомним, в предвыборной риторике Клинтон звучали антироссийские настроения: санкции, ухудшение климата и без того разрушенных межгосударственных отношений. Возможное торжество окрепшей с 90-х годов России – лишь затишье перед бурей.

Наталья Ошлокова